Ботулотоксин- что нового? Или что писали про ботулотоксин в 2006 году - информация к размышлению

 Ботулотоксин- что нового? Или что писали про ботулотоксин в 2006 году - информация к размышлению

Об авторе:
Белякова Александра Валерьевна, кандидат фармацевтических наук, ассистент кафедры технологии лекарств и фитопрепаратов Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии. Инженер-технолог химико-биологического объединения при РАН «Вита». Область профессиональных интересов: солнцезащитные средства, технологические аспекты разработки косметических средств

   Введение
  Процедура коррекции мимических морщин с использованием инъекций ботулотоксина с каждым годом становится все более популярной и востребованной у потребителей. На сегодняшний день это область многомиллионного бизнеса — так, в Северной Америке и Европе каждый месяц делаются миллионы подобных процедур. В России за последние годы их количество также значительно возросло. Эффект процедуры, которая должна обязательно выполняться квалифицированным специалистом, длится от 8 недель до 8 месяцев в зависимости от индивидуальной реакции организма на токсин [1, 2, 3]. В косметологию ботулотоксин пришел из медицины, где с 1989 года применялся для лечения различных неврологических заболеваний [1, 2]. Применение ботулотоксина типа А для разглаживания морщин было одобрено FDA в апреле 2002 года, и первой страной, которая начала применять ботулотоксин типа А для разглаживания морщин, стали США [1].
  Каждый год в различных специализированных изданиях появляются публикации, касающиеся вопросов безопасности и эффективности применения ботулотоксина, и 2006 год в этом плане не стал исключением. В ушедшем году ученых и врачей волновали такие аспекты применения ботулотоксина, как возникновение психологической зависимости от процедуры, эффективность появившихся недавно на рынке кремов с «ботокс»-подобным действием, а также новые направления использования ботулотоксина. Предлагаем вашему вниманию небольшой обзор публикаций, связанных с использованием ботулотоксина, опубликованных в научных изданиях и на сайтах различных косметических сообществ в 2006 году.
   Могут ли инъекции ботулотоксина вызывать развитие психологической зависимости?
  Ежегодный рост числа косметических процедур с использованием ботулотоксина заставил ученых задуматься над причинами, которые его вызывают. Согласно исследованиям британских ученых необычайная популярность инъекций ботулотоксина может быть в какой-то степени связана с развитием у пациентов косметических салонов своего рода психологической зависимости отданной процедуры. Так, в Северной Америке инъекции ботулотоксина являются наиболее востребованной процедурой среди женщин и уверенно набирают популярность у мужчин. В 2003 году в США было сделано примерно 2,9 миллиона инъекций, и спрос на данную процедуру продолжает расти. В странах Западной Европы, таких как Франция, Германия и Великобритания, за последние годы количество проводимых процедур увеличилось как минимум в два раза.
  Исследование, проведенное двумя британскими экспертами — доктором Carter Singh (Derbyshire Royal Infirmary) и пластическим хирургом Martin Kelly (London Plastic Surgery Associates), показало, что именно высокая эффективность процедуры, как это ни странно, зачастую вызывает у пациентов желание ее повторить.
  В опросе приняли участие пациенты 81 клиники, среди которых были как предпочитающие инъекции ботулотоксина, так и те, кто выбирает менее радикальные процедуры. Результаты проведенного исследования были доложены в сентябре 2006 года на встрече Британской ассоциации эстетических пластических хирургов (British Association of Aesthetic Plastic Surgeons) в Лондоне. Уста¬новлено, что упомянутые выше две категории пациентов по-разному относятся к процессу старения. Так, 50 % пациентов, отдающих предпочтение инъекциям ботулотоксина, в конечном итоге недовольны той степенью контроля над процессом старения, которую дает им эта процедура. Они отмечают, что без повторных инъекций, воздействующих на отвечающие за мимику лица мышцы, их морщины начинают возвращаться уже через несколько месяцев. 40 % пациентов, сделавших однажды инъекции ботулотоксина, заявляют, что у них возникало непреодолимое желание «повторить» только потому, что это давало им возможность выглядеть и чувствовать себя «снова молодыми».
  Специалисты отмечают, что еще несколько лет назад инъекции ботулотоксина были востребованы в основном женщинами в возрасте от 40 до 60 лет, однако с ростом популярности процедуры расширился и возрастной диапазон. Так, сейчас некоторые пациенты начинают делать инъекции ботулотоксина уже по достижении 25 лет. Установлено также, что 40 % от общего числа пациентов, делающих сегодня инъекции ботулотоксина, — мужчины.
  В целом Carter Singh уверен в безопасности данной косметической процедуры, однако, по его мнению, потенциально инъекции ботулотоксина могут способствовать развитию определенной зависимости посредством того воздействия, которое они оказывают на самоощущение пациента. Другими словами, у пациентов вполне может возникать желание повторить процедуру еще и еще раз, так как с ее помощью они добиваются видимого улучшения своего внешнего вида, что в конечном счете повышает их самооценку и уверенность в себе [3].
   Кремы с «ботокс»-эффектом — адекватная замена инъекциям ботулотоксина?
  Высокая популярность инъекций ботулотоксина у посетителей косметических салонов заставила производителей косметических средств думать о том, что еще они могут предложить людям, желающим выглядеть моложе. Своеобразным ответом на этот вопрос стали появившиеся в последние годы на рынке всевозможные кремы и лосьоны, которые, по словам производителей, обладают действием, подобным тому, которое оказывает на мимические мышцы лица ботулотоксин типа А.
 Вопрос, насколько эффект, оказываемый подобными средствами, сопоставим с эффектом от введения ботулотоксина, постоянно возникает как у потребителей, так и у врачей-косметологов. Однако до настоящего времени исследования, которые могли бы дать однозначный ответ, никем не проводились. Решить данную проблему взялись ученые Palm Beach Esthetic Center, штат Флорида, которые провели первое сравнительное изучение безопасности и эффективности инъекций ботулотоксина и кремов, обладающих «ботокс»-подобным действием.
  В эксперименте приняли участие 77 женщин, которым в клинике были диагностированы вертикальные (гла-беллярные) морщины средней или высокой степени. Все волонтеры были разделены на 5 групп, каждая из которых получала один из следующих препаратов: инъекции ботулотоксина, инъекции плацебо, представлявшие собой 0,9 %-ный раствор поваренной соли (физиологический раствор), крем Wrinkle Relax™ (ранее называвшийся Faux-Tox), крем StriVectin-CD® и крем HydroDerm™. Средний возраст женщин в группе был от 46,8 до 55,8 лет.
  По оценкам экспертов и самих пациентов установлено, что инъекции ботулотоксина типа А дают значительно более выраженное разглаживание морщин по сравнению с применяемыми наружно кремами. По результатам анкетированного опроса пациентов, который назывался «facial lines outcomes» (FLO) и был недавно специально разработан для оценки состояния кожи лица и связанных с этим самоощущений, обнаружено, что только в случае инъекций ботулотоксина результат значительно превосходил плацебо. Помимо этого, процент пациентов, довольных результатом от проведенных процедур, в случае инъекций ботулотоксина был значительно выше. Отмечено, что все использованные в исследовании продукты переносились хорошо.
  Таким образом, рекламные заявления производителей средств с «ботокс»-подобным эффектом о том, что эти продукты позволяют добиться лучшего результата, нежели инъекции ботулотоксина, не получили подтверждений. Кроме того, несмотря на то, что анализ стоимости курса процедур с применением того или иного продукта установил, что процедура введения ботулотоксина примерно в 0,8-2 раза дороже, специалисты призывают оценивать существующие продукты не просто с позиции стоимости курса процедур, а с позиции «цена-результат». Безусловно, применение кремов играет важную роль в ежедневном уходе за кожей лица, отмечают исследователи, однако их эффективность в отношении разглаживания морщин представляется сомнительной [4].
   Инъекции ботулотоксина в терапии ран
  Перед тем как найти широкое применение в косметологии, ботулотоксин типа А использовался в медицине, однако в настоящее время понятие «инъекции ботулотоксина» ассоциируется скорее с косметической процедурой. Данное положение дел может изменить исследование, выполненное американскими учеными из университета Buffalo, штат Нью-Йорк, которые обнаружили, что ботулотоксин типа А, широко используемый в косметологии для разглаживания мимических морщин, способен ускорять процесс заживления ран на лице.
   Результаты исследований, проводившихся группой ученых под руководством профессора David Sherris в клинике Мауо в течение последних 7 лет, были недавно опубликованы в Мауо Clinic Proceedings. Главным результатом работы, по словам участвовавших в проекте ученых, являются полученные свидетельства того, что введение ботулотоксина типа А на стадии заживления ран вызывает их более быстрое и аккуратное рубцевание.
  Одной из причин образования шрамов, считают специалисты, является деятельность локальных мышц, которые в процессе заживления раны (в первые 2-4 месяца) тянут ее в разные стороны. Введение ботулотоксина в данном случае способно временно ослабить окружающие рану мышцы, снизив, таким образом, ее подвижность.
  В эксперименте, проведенном в клинике Мауо, участвовали пациенты с ранениями лица, а также те, кто недавно перенес операции на лице в связи с онкологическим заболеванием. Все добровольцы, принимавшие участие в исследовании, имели повреждения кожи на лбу, поскольку раны в этой области наиболее склонны к рубцеванию. Пациенты были случайным образом разделены на две группы, и через 24 часа после закрытия раны одна из групп получила инъекцию ботулотоксина типа А, вторая — инъекцию физиологического раствора соли. С целью мониторинга процесса заживления лица пациентов фотографировали сразу же после инъекции, а также периодически в течение последующих 6 месяцев.
  Оценка результатов проводилась двумя независимыми, т. е. не участвовавшими в эксперименте пластическими хирургами. Процесс заживления оценивали по десятибалльной шкале, где цифра 10 соответствовала наилучшему ре¬зультату. В итоге заживление ран у пациентов, получавших инъекции ботулотоксина типа А, было оценено в 8,9 балла, у пациентов, получавших раствор соли, — в 7,1.
  Профессор Sherris считает, что ботулотоксин типа А — первое соединение, применение которого на стадии заживления ран способно снизить риск образования шрамов. Результаты данного научного исследования, по его словам, представляют существенный интерес для специалистов, поскольку повреждения кожи, особенно на лице, всегда заставляют врачей беспокоиться о качестве и скорости их заживания, а инъекции ботулотоксина типа А дают возможность ускорить этот процесс и сделать рубцы менее заметными. Согласно данным, полученным врачами клиники, инъекции ботулотоксина могут быть использованы для лечения повреждений не только кожи лица, но и других частей тела.
  В настоящее время ученые клиники Мауо пытаются добиться от FDA разрешения использовать данное соединение для лечения повреждений кожи. Следующим их шагом, по словам профессора Sherris, будет попытка получить подобное одобрение от европейских регулирующих органов [5].
   Заключение
  Желание выглядеть молодо было свойственно людям во все времена, а появление инъекционного препарата ботулотоксина типа А стало одним из способов достижения требуемого результата. С первых шагов в практике и до настоящего времени интерес к инъекциям ботулотоксина ни разу ни угасал. Напротив, с каждым годом потребность в препарате стремительно увеличивается, а это значит, что обсуждение различных аспектов его использования остается актуальным и помогает находить новые ответы на постоянно возникающие вопросы.


   Литература
1.   Белый И. Коррекция мимических морщин с помощью ботокса: авторская методика «живое лицо». Косметика & Медицина 2006; 5: 46-51.
2.   Применение препарата «Диспорт» (ботулинический токсин типа А) для устранения избыточной активности мимических морщин. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология 2006; 4: 21-31.